9 мая 2014 г.

Пять нитей жизни

Нынче у моего родного города — две победные годовщины: 70 лет назад полностью сняли блокаду и завершили уникальную эпопею. 

Это было сражение за свет, тщательно засекреченное. Имя автора проекта, Никодима Сергеевича Туманова, долго сохранялось в тайне. На дно Ладожского озера под бомбёжками и обстрелами уложили пять цепей кабеля, по которым ток от Волховской ГЭС пошёл в Ленинград.

Без электричества, как без хлеба и оружия, осаждённый город не смог бы бороться. А он получил свет уже в 1942-м. Когда что-то в «электронитях жизни» выходило из строя, срочно приступали к ремонту. Трудились в любых условиях, даже в плавучих льдах. И так два года подряд… Каждый день Никодим Сергеевич составлял подробные планы, расписывал задания, а потом писал отчёты, пунктуально вёл дневник. Я просмотрела десятки его чертежей, схем, математических выкладок, прочла сотни страниц воспоминаний, восхищаясь мужеством и столбенея от горя и гордости. Ничего подобного этой операции в истории нет. Некоторые фрагменты его рукописи я вставила в этот рассказ.

Стояло лето 1942-го. Ладогу штормило. Фашистские лётчики остервенело бомбили Ленинград. Но блокадный город продолжал работать. 7 августа Военный совет Ленфронта принял решение «О прокладке кабеля через Ладожское озеро». Капитан-инженера Туманова назначили начальником Специального кабельного района на Ладоге. 12 августа Никодим Сергеевич заперся в комнате Ленэнерго и думал три дня.

…Он сделал макет баржи с трюмами, нарезал из свинца чушки, изображающие кожухи соединительных муфт, взял катушку ниток — принялся искать выход. И нашёл! «Кабель уложим в трюмы, муфты смонтируем на верхней палубе, не отходя от пирса. А провод потянем по дну ночью». Он рассчитал количество материалов, до мелочей разобрал все работы. Надо было выделить водолазные станции и транспорт, подобрать место для лагеря, найти людей…

В операцию вступили ленинградские заводы: кабельные «нитки» изготовили на «Севкабеле», 600-тонную металлическую баржу построили прямо на Ладоге рабочие с Балтийского. Шаблоны для окантовок муфт смастерили на «Красном Выборжце». Монтажную площадку устроили в укромной бухте Морье. Трасса кабелей должна была пройти у Вагановского спуска Дороги жизни. Кабель тянули по лесам и болотам 104 километра, а по дну Ладоги — почти 23!

К первой нитке приступили в ночь на 3 сентября. Баржа, тральщик, буксир и тендер (маленькое самоходное судно) с краном шли тише тихого. Матросы брали круг кабеля на руки, направляли в спускной лоток. Подводили «муфточку» (в 220 килограммов весом!) к крану, стрела выносила её вперёд, а водолазы с ручной лебёдкой осторожненько опускали «драгоценность» на дно. Вода была ледяная. Водолазы резали кабель под водой и подавали концы на плашкоут — небольшой стальной контейнер, который на флоте прозвали «утюгом». Волна накатит, а «утюг» нырнёт и снова вынырнет. Фашистские «юнкерсы» жужжали, как злобные комары. С южного берега ухала немецкая артиллерия. Но люди делали дело, не обращая внимания на бомбёжку и холод. Первая нитка есть! Свет пойдёт на заводы, в госпитали (а позже и в дома, жители на два часа в день включат лампочку). Какое счастье!

За первой тяжелейшей установкой последовала вторая, третья, четвёртая. И вот пятая — 30 октября. Уже пали морозы. На озере вовсю разбойничали немецкие стервятники. А работать пришлось с утра. Да ещё и без прикрытия! Главный инженер кабельной сети, начальник работ Иван Ежов сумрачно спросил Туманова:

— Ваше мнение?

— У нас есть десять шансов из ста. Но мы обязаны их выиграть.

Команда матросов, монтёров, водолазов действовала без передышек. Когда приступили к спуску двадцать пятой муфты, в небе появились восемь бомбардировщиков. «Осколки буравили борта, надстройки, рубку. Между разрывами слышался звук коротких очередей. Это строчил пулемётчик Вася с носа баржи…» Но скоро Васю, штурмана Ивановского, водолаза Садовского и ещё 11 человек убило наповал, а 20 были ранены. Кровь залила палубу. «Тишина стояла хрустальная, слышно было только, как булькала вода в трюмах, поступая через пробоины». Люди находились в шоке. Тогда Никодим Сергеевич подал старую флотскую команду «Ходи веселей!». Все, кто был на ногах, очнувшись, кинулись законопачивать отверстия в бортах. Баржа уцелела! Сила воли у Туманова была как сталь. Он спас тогда многих. Но 3 ноября надо было проложить вторую очередь кабеля. Опять засветло! Самолёты люфтваффе устроили небывалый налёт. И моряки решили притвориться рыбаками.

«Никогда не унывающий монтёр Дмитриев, сняв шапку, вымолвил: «Ну, прощай, Родина», а боцман Потапов возразил: «До свидания, а не прощай!» Вся бригада рассмеялась… Вопреки опасности люди выбрались на палубу. Монтёр Баландин разжёг жаровню. Командир звена «юнкерсов», пытаясь рассмотреть, что происходит на «утюге», снизился так, что чуть не задел крылом воду. «Баландин, оторвавшись от монтажа, поднял своё широкое смеющееся лицо навстречу врагу. И пилот смутился. Ужин, что ли, рыбачки разогревают?! Сумасшедшие русские! Он выровнял самолёт и отчалил. А за ним и всё звено. Накатили крупные волны. Плашкоут между ними был уже не виден. Монтёры быстро закончили монтаж, опустили муфту на дно…»

В декабре 1942 года снабжение Ленинграда электроэнергией увеличилось в 4 раза! В 1943-м военном году Никодима Сергеевича Туманова наградили орденом и медалями. А нынче исполнится 110 лет со дня рождения этого героического человека…

Татьяна КУДРЯВЦЕВА,
Санкт-Петербург.

Комментариев нет:

Отправить комментарий