8 декабря 2011 г.

В окрестностях Трубы

Эх, и дурная же слава была в своё время у местности в районе нынешней Трубной улицы! Притоны, ночлежки, тёмные личности, криминал... Словом, территория — практически родная сестра печально знаменитой Хитровки. Правда, в начале прошлого века городские власти решили такое стыдное положение исправить и очистили окрестности от всего грязного и непристойного. Заодно и улицам-переулкам подновлённые имена дали, чтобы их неприглядное прошлое поскорее забылось. Тут и там выросли доходные дома, в которых поселились добропорядочные граждане.
Много историй из разных своих времён хранит этот уголок Москвы. Гуляя по нему с «МоскваХодом», и я узнала несколько.



На Грачёвку, «Дяде Ване»
Первые московские адреса студента-медика Антона Чехова как раз тут, на Грачёвке (её потом в Трубную переименовали). Он застал самые несимпатичные моменты биографии этого района. Что-то из подсмотренного здесь вошло в рассказы начинающего писателя.
Мемориальной доски, посвящённой Чехову, на улице не найти. Но будете там — обратите внимание на светлый домик (№ 27) с деревянным вторым этажом. По воспоминаниям, оставленным писателем, получается, что именно тут он и жил с братом (территория напротив снесённой церкви Николая Чудотворца). А в справочниках назван и другой чеховский адрес — дом 23. Может, и так. Во всяком случае, прогуливаясь вдоль фасада этого дома, вы увидите нарисованный на плакате профиль самого Чехова. А над входом в антикварный салон — вывески с названиями знаменитых пьес: «Дядя Ваня», «Три сестры», «Чайка»... Если заглянуть в «лавку древностей», первое, что встретите, — живописный портрет Антона Павловича в знаменитом его пенсне. Так что память о земляке на Трубной жива!

Метёлкина хитрость
В Печатниковом переулке вехи времён — на каждом шагу. В одном доме — окно, где сохранились линзоподобные выпуклые стёклышки. Красивая редкость! Над подъездом другого — небольшой барельеф с профилем Ленина. Оказывается, ещё при жизни вождя жильцы заказали для себя такой знак. Пока его делали, Ленина не стало. Так что этот медальон на стене невольно стал первым московским памятником советскому лидеру. Его сохраняют. История!
— А что ещё покажу! — интригующе сказал гид Алексей Дедушкин, и мы нырнули в подворотню.
Там, посреди небольшой дворовой лужайки, обнаружилось странное сооружение с метр высотой. Есть крыша, стенки, дверца решётчатая. Эта будка оказалась сохранившимся запасным выходом из газо- или бомбоубежища для жильцов окрестных домов. Такие строили в городе ещё до войны. В Великую Отечественную, когда немцы бомбили столицу, спасительные подземные тоннели пригодились москвичам.
В соседнем дворе мы нашли и ещё одно «убежище», только вполне мирное, — для дворницких метёлок и скребков. Когда-то давно (может, ещё в ХIХ веке!) здешний дворник под сводом арки устроил деревянные антресоли с дверцами. В этот шкафчик он и прятал инвентарь после уборки территории. Озорным мальчишкам не достать: высоко!

Где купить купидона?
Лихо спускаясь с макушки крутого Печатникова переулка, все вдруг притормозили у дома № 7: уж очень приметный. Хоть и обшарпанный он, и разрисован горе-художниками, главное тут — множество архитектурных деталей, которыми домик буквально облеплен. Тут и кариатиды, и бородатые божества, и вензелёчки, и завитушки. Щедрой рукой некогда пристроил хозяин всё это на фасаде своего жилища! Кто таков? Разбогатевший крестьянин Пётр Сысоев. Он держал мастерскую по изготовлению лепных украшений, а чтобы продвигать собственный товар, придумал вот такую наружную рекламу. Пройти и не заметить трудно — свернёшь в подворотню и обязательно купишь себе какого-нибудь купидончика.
У дома этого есть и киноистория. Снимая свой фильм по роману «12 стульев», Леонид Гайдай поселил здесь Эллочку- людоедку. С её-то вкусами — в самый раз.

Елена МИХАЙЛОВА.
Фото автора.

Комментариев нет:

Отправить комментарий