29 августа 2011 г.

"Я прилетел знакомиться с марсианами".
Рисунок Саши Пономарёва, 5 лет.
Мне приснилась бесконечность...

На чердаке Зимнего Дворца была выставка картин изостудии Школьного центра Эрмитажа, посвящённая космонавтике.
Авторам работ — кому восемь лет, кому семь, а кому и того меньше. Но им многое уже известно и про первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина, и про великого конструктора космических кораблей Сергея Павловича Королёва, и про то, что дорогу к звёздам открыла миру наша страна. А ещё про то, что в заоблачной высоте светит теперь звезда, которой дали имя «Планета Эрмитаж».

Из двадцати девяти полотен примерно треть — будни и праздники звёздно-эрмитажного неба.
Художники расположили любимую звезду рядом с известными планетами, придав ей вид вполне обжитой и даже знакомой.
Юные живописцы задумчиво парят над своей планетой, как маленькие Принцы. Кисти, краски, палитра и мольберты, вольно выскользнув из их рук, тоже плывут по собственной траектории. И руководитель изостудии Борис Константинович Кравчунас парит вместе со своими учениками — в самом центре, как и положено Учителю.
"Планета встреч".
Рисунок Яны Путивской, 5 лет.

Художники, понятно, все разные. Илья Броварник вообще поразил меня. Он в своей картине озаботился началом учебного года у инопланетян. Парты в его «первом сентябре» были похожи на горки, с каких можно кататься, учебники напоминали таинственные карты. А выше и краше всего возвышалось некое сооружение с непонятными письменами.
— Что это? — поинтересовалась я у автора. — Межпланетный корабль?
— Да просто школа! — воскликнул автор. — Написано же на здании: «Школа» — только наоборот, как в Королевстве кривых зеркал.
— А наоборот-то почему?
— Так для инопланетян же!..
Илья Броварник — человек неожиданный. Наша с ним беседа состоялась задолго до выставки. Как раз после того самого урока, когда Борис Константинович рассказывал своим воспитанникам про космическую эру: почему люди издавна пытались взлететь и про то, как Леонардо да Винчи сидел на скале и наблюдал за полётом чаек, а потом вычертил чертёж первого летательного аппарата. И про Галилея, и про нашего гениального Циолковского, и, конечно же, про тот день, когда полетел Юрий Гагарин. Борис Константинович учился тогда в четвёртом классе, и им вдруг объявили, что наш человек — в космосе, и все одноклассники заорали от радости — какой уж тут урок!
Тогда же, после урока, я задала художникам такой вопрос:
— Интересно, какую планету вы бы выбрали, если б вам довелось лететь в космос?
— Ясно какую, — мгновенно ответил Илья. — Нептун, конечно же!
— А Нептун-то почему? — удивилась я.
— Он из дальних самый ближний, — охотно объяснил мне семилетний Илья.
"Лунатики играют на виолончели "Колыбельную Светланы".
Рисунок Феди Шабурина, 5 лет.

Я, само собой, усомнилась. Как известно, соседями Земли являются Марс и Венера, а вовсе не Нептун. Скептически улыбнувшись, я решила не спорить, а дальше спрашивать:
— Как вы считаете, что такое космос?
— Понятно, что Вселенная! — со знанием дела произнёс Ваня Татарчук.
— А Вселенная — что?
— Система галактик, — последовал ответ Вани.
А Ваня даже в школу ещё не ходит, ему шесть лет. Меня охватил азарт. Вопросы мои так и посыпались горохом.
Ваня отвечал про всё на свете сей же миг. И что первый космонавт Гагарин провёл в космосе ни много ни мало — 108 минут, и что корабль его назывался «Восток-1», и про первую покорительницу космоса Валентину Терешкову, и про то, сколько планет в нашей галактике, и про бесконечность.
Я, конечно, очень удивилась таким познаниям.
А Аня Пизонова вдруг говорит:
— Мне вчера бесконечность приснилась. Что-то чёрное, спиралью, и как бы бездна, а звёзды так и сияют блёстками. Я даже испугалась. Я подумала: и как только космонавтам там не страшно?!
Ваня авторитетно заявил:
— А чего бояться? Вселенная устроена грамотно, а космонавты — люди храбрые. Я бы тоже полетел!
— И что бы ты взял в полёт? — полюбопытствовала я.
— Само собой, краски! — воскликнул Ваня.
— Кисточку обязательно! — добавила Аня.
— И — на чём рисовать, — вступили все остальные, даже те, кто улетать пока не собирался.
Придя домой, я стала рыться в книгах, искать информацию про Нептун. И узнала, что из-за своей «неусидчивости» эта планета иногда меняет угол траектории движения и приближается к Земле. Илья-то оказался прав! Вот тебе и юные художники. Просто молодцы-удальцы…

Татьяна КУДРЯВЦЕВА, редактор, Санкт-Петербург.

Комментариев нет:

Отправить комментарий