28 декабря 2012 г.

Атлас Пржевальского

Мы живём в Западном округе, в районе Очаково-Матвеевское на улице Пржевальского. Хотелось бы побольше узнать об этом человеке.
Олег ПЕТРОВ, 5-й класс.


Сегодня, чтобы отправиться из пункта А в пункт Б (будь то библиотека на соседней улице или заграничный курорт Бодрум), вы можете воспользоваться картой. Бумажной или той, что на экране компьютера. Причём компьютер вам ещё и посчитает расстояния. С поворотами, зигзагами и прочими манёврами. Но ведь не сам Google собирал по планете сведения о каждом изгибе береговой линии, горном перевале или городском перекрёстке. Это сделали люди: географы, картографы, путешественники. Для такой работы нужны были знания учёного и мужество солдата.

Качества, которыми в полной мере обладал Николай Михайлович Пржевальский. Плюс ещё дипломатические способности и предусмотрительность хорошего хозяйственника: отсюда нулевая смертность в его экспедициях. Единственное трагическое исключение… Но не будем забегать вперёд.
Из небогатой дворянской семьи, он рос «дикарём» и «спартанцем», проводя свободное время с ружьём в лесу, а с 16 лет поступил на военную службу, причём не офицером, а добровольцем — вольноопределяющимся в несчастную для России Крымскую войну. Правда, повоевать не успел. И увлёкся путешествиями.

Основные морские открытия (кроме полярных) были к тому времени уже совершены, но центральные области континентов оставались неисследованными, в том числе и азиатские владения Российской империи. 

Дослужившись до офицера, отучившись в Академии Генерального штаба и обратив на себя внимание начальства глубокими знаниями географии, ботаники и зоологии, поручик Пржевальский получил-таки назначение в Восточно-Сибирский военный округ. И отправился исследовать Уссурийский край. В 1870 году предпринял поход через пустыню Гоби в Пекин, потом на озеро Далайнор, в горы Иньшань, к истокам Хуанхэ и вернулся через Гоби. Всего за 16 лет — четыре экспедиции по Центральной Азии, исследованы горы Куньлун, Наньшань и Алтынтаг, Северный Тибет, озёра Лобнор, Кукунор и Далайнор, истоки великих рек Хуанхэ и Янцзы, составлены карты неведомых европейской науке стран и описания их природных богатств.

«Во время следования в лодке… мы с товарищем обыкновенно шли берегом, собирали растения и стреляли попадавшихся птиц. То и другое сильно замедлило движение вперёд и невообразимо несносно было для гребцов-казаков, которые на подобного рода занятия смотрели как на глупость и ребячество… Другие же, думая, что собираемые растения какие-нибудь особенно ценные, но только они не знают в них толку, просили открыть им свой секрет. Станичные писари и старшины как люди более образованные зачастую лезли с вопросами вроде таких: «Какие вы это, ваше благородие, климаты составляете?» А однажды старик-казак, видя, что я долго не сплю и сушу растения, с полным участием и вздохом сказал: «Ох, служба, служба царская, много она делает заботы и господам».

Имя Пржевальского носит не только знаменитая дикая лошадь (к сожалению, вскоре совсем истреблённая, так что сейчас учёные выпускают в степь лошадей из зоопарков, надеясь восстановить этот вид в естественной среде), но также рыба расщепохвост, ящерица геккон, пеструшка (родственница хомяка). Глаз садовода до сих пор радует бузульник Пржевальского из семейства астровых.

Пржевальский для Центральной Азии — то же, что Кук для Тихого океана или Ливингстон для Африки. И ему тоже изменяла удача. Трижды он пытался добраться до Лхасы — резиденции живого бога Далай-ламы. И каждый раз что-то мешало. Болезни, китайские чиновники, горные разбойники, фанатики, не желавшие видеть иноверцев в своей священной столице.

И вот Пржевальский, уже всемирно известный учёный и генерал, снова собирается в Тибет. Он ориентируется на местности лучше её уроженцев и знает все возможные опасности. Например, про воду: «…возьмите стакан чистой воды, положите туда чайную ложку грязи, щепотку соли, извести для цвета и гусиного помёта для запаха — и вы как раз получите ту прелестную жидкость, которая наполняет здешние озёра».

И выпив сырой воды вопреки собственным предостережениям, сам заболевает и умирает на старте своей главной экспедиции.
На могиле он велел не писать никаких титулов и званий, просто «путешественник Пржевальский».
Ещё при жизни он стал очень знаменит, вроде нынешних бессмысленных «звёзд шоу-бизнеса». И через много лет после смерти его не оставляли в покое любители скандалов. Некоторым почудилось, что его внебрачным ребёнком был Сталин (ведь оба носили усы!). А английский профессор, специализирующийся на сплетнях, вылил на русского путешественника целый ушат грязи. Видимо, не мог забыть, что в Азии Российская империя конкурировала с Британской. Но глупости и гадости смываются в потоке времени. «Остаётся то, что не продаётся»: вклад в мировую науку. И карты, по которым можно хоть сейчас отправляться в путь.

Илья СМИРНОВ.

Комментариев нет:

Отправить комментарий