6 ноября 2011 г.

«Рисование — это магия…»

Евгений Алексеевич Ме­дведев — знаменитый художник, который всю жизнь иллюстрирует книжки для детей. Авторами этих книжек были Аркадий Гайдар и Лев Кассиль, Юрий Сотник и Владимир Железников, Виктор Драгунский и Кир Булычёв, Владислав Крапивин, Януш Корчак, Астрид Линдгрен… Долгие годы Евгений Алексеевич рисовал и для нашей «Пионерки».

Недавно в Санкт-Пе­тербурге открылась его выставка, которая представила сотни замечательных работ. А произошло это в Детской библиотеке на улице Марата, 72. Здание это историческое — оригинальный образец северного модерна, памятник архитектуры начала XX века. В старинном особняке даже есть камин, исполненный по эскизам Михаила Врубеля. А создал камин известный художник-керамист Пётр Ваулин.

На выставку явился целый класс юных живописцев из Художественного лицея имени Бориса Иогансона. И Евгений Алексеевич провёл для 8-го «Б» свой особенный мастер-класс. Самая первая его фраза была такая: «Рисование — это магия…»
Магия и есть, потому что многие ребята изображают, например, свои страхи и от них излечиваются. «Каляки-маляки», явленные всем, превращаются из страшилок в смешных персонажей. Кто-то рисует свои мечты, и мечты сбываются. Или ещё вариант — кто-то, в картинках рассказывая про самого себя, выстраивает собственный характер. Не был человек волевым, а стал. Не был храбрецом, а сделался.

Евгений Алексеевич рисовать начал, ещё когда и ходить толком не умел — «в несознательном возрасте». А в сознательном стал заниматься в изостудии Дома пионеров Октябрьского района Москвы. Самое важное, что он понял тогда: рисование — особый язык. Каждый человек общается с миром на своём языке: кто-то рисует, кто-то танцует, кто-то поёт, а кто-то мастерит. С помощью этого языка можно объяснить всему свету всё на свете. Однажды во время войны, когда семилетний Женя был в эвакуации в Ташкенте, он рассказывал ровеснику-узбеку, что вот сейчас, мол, Новый год, дома в эти дни ёлку всегда наряжали.
— А что такое — ёлка? — спросил его собеседник.
Ёлки тот никогда в жизни не видел.
Тогда Женя нарисовал на жарком южном песке мохнатые ёлкины лапы, игрушки на ветках. Стало всё ясно. А главное, праздник приблизился. Даже сквозь войну.
— Рисование — это ещё и игра воображения, — объяснил Евгений Алексеевич и раздал ребятам крымские камешки из «Артека». Каждый таил в себе неповторимые узоры, начертанные морскими волнами и временем. Задание было такое — вглядеться в узоры на камешках и создать свои собственные картины, включив фантазию.

Как быстро и как ярко они её включили! Всё равно что северное сияние разгорелось.
Дуся Лунёва углядела на камешке две старинные набережные и целую галерею лиц. Настя Денисова — грозу со вспышками молний; Ярослава Арбузова — белую спокойную зиму, Ксюша Колено — грозного орла на фоне величественной горы, Петя Трофимов — влюблённых оленей, а Петя Цицын — гордого коня и быстрого горного архара. Саше Годунову (он из другой школы, из 281-й) камень открыл лик монахини, а ещё Сирены. А ещё — Чиполлино, ведущего на поводке улыбающуюся улитку…
 Евгений Алексеевич ходил и улыбался. Он был очень доволен, что эти мальчики и девочки умеют слушать, думать и творить. Наверняка многие из них, когда вырастут, станут художниками. Может, даже и знаменитыми…

Татьяна КУДРЯВЦЕВА, 
редактор, 
Санкт-Петербург. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий